Антикросс приветствует гостей! В Месте, где каждый может показать своё желание творить и развивать полюбившиеся миры, а также создавать новые, пусть даже не очень каноничные, сплетения фендомов - ведь для этого и нужны кроссоверы, не так ли?
Этот город черный, мрачный, невзрачный и опасный. Каждый, кто просыпается здесь по утрам – это прекрасно понимает. Каждый осознает тот факт, что ему придется совершенно не сладко и он может стать следующей жертвой очередного съехавшегося психа, который хочет управлять миром тем или иным способом. Весь этот мрачный мир сводит с ума и сверлит где-то внутри. Ужасно грязно и темно, чтобы принимать это за действительность. Где-то и когда-то это должно кончиться, но все никак. Никогда.
Желтый - цвет страха. Красный - ярости. Зеленый - Воли. Синий - надежды. Розовый - любви. У каждой квинтэссенции эмоционального спектра есть свой цвет. Свое кольцо. Свой носитель. Я знаю их все, - думала Джесс, закрыв глаза. И почти слушая собственный голос в своей голове - какой цвет у отчаяния?

anticross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » anticross » Фандом » Someone's out there


Someone's out there

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Someone's out there

https://69.media.tumblr.com/77e8c129bbda992607ca82db9b4dcb51/tumblr_p1uocj5mIi1r0ecrho8_r1_400.gif https://69.media.tumblr.com/0b66edbb5786da6523ace948510cb133/tumblr_p1uocj5mIi1r0ecrho2_r2_400.gif

« ... leia organa, jyn erso ­... »

— РИШИ, 0ДБЯ —
Кражей чертежей Звезды Смерти история отряда "Изгой-один" не закончилась. Вынесшие из Цитадели Скарифа данные и успевшие эвакуироваться с ними в последний момент повстанцы оказались заперты на чужой планете без топлива и провизии. Теперь они вынуждены дожидаться от Альянса подмоги, а также возможности передать инфокарту, добытую ценой стольких жизней.

Отредактировано Jyn Erso (2018-11-03 03:38:49)

+1

2

Империя должна быть повержена! Так считали на Альдераане, этими мыслями жила семья Леи. И она сама. Воспитанная в лучшем духе мятежников, непокорных повстанцев, которые хотел свергнуть тиранию и никогда (слышите? никогда) не смирятся с тем, каким путем Палпатин пришел к власти. И пока хоть один человек помнит правду в этой галактике, надежда не потеряна.
Естественно, это выглядело глупой затеей. Естественно, могло бы назваться ребячеством, если бы в это не были вовлечены такие люди, как ее отец. Статус ее отца и множественная молчаливая поддержка смелых в Сенате говорили о том, что это может стать чем-то большим, чем жалкая подпольная война. Они помогали мятежным ячейкам и каждый раз, привозя на оккупированную планету провизию под самым носом у Империи под протекторатом Сената, Лея думала, что они этим практически ничем не помогают глобально. Они помогают выжить, дотянуть до чего-то, но чего? Угнетенные и голодные люди, нелюди, иноземцы, расовые меньшинства - все они рано или поздно окажутся на задворках галактики, а они так и будут возить им полу протухшие овощи? Органа никогда не стремилась поднимать оружие и призывать к войне, но понимала, что без силы эту борьбу не выиграть.
Мотма и ее отец, Бейл Органа, как будто бы жили в иной реальности. И если Мотма просто боялась подставить слишком много народу под неравную борьбу с противником заведомо сильнее них, то ее отец просто отрицал возможности сейчас поднять откровенно флаг повстанчества и пойти силой отбирать свое право на свободу слова и достойной жизни. Некоторые говорили, что именно в этом Органа-старший был слаб. Что он безволен перед Сенатом, дающим ему столько правовых привилегий. И в этом они тоже были правы. Лея не могла осуждать своего отца, он всегда был ей примером. И она сомневалась, что не поступила бы так же, как он, будь она на его месте. Но пока он был в строю, на нее не было взвалено столько дипломатической и политической волокиты. Находясь в Сенате, юная и впечатлительная, Лея Органа пускала пыль в глаза своим соперникам. Молодая, значит неопытная - так они думали. Эти замшелые, застрявшие во лжи и прошлом веке старики.
Но даже теперь Лея понимала кое-что. Понимала, что нельзя просто взять и поскупиться Сенатом и своим креслом там. Ибо без поддержки хотя бы этого горе-работающего аппарата давления на Палпатина, они останутся сами по себе. Брошенные, вне закона. Вместо законной оппозиции, которую власть Императора все еще слегка допускала, они превратятся в откровенных преступников. И дело тут вовсе не в чести. А в том, что преступникам перестанут продавать продовольствие, возить контрабанду, для преступников захлопнутся двери, которыми они вынуждены пользоваться сейчас.
Лея не боялась этого, она понимала неизбежность подобного. Но не хотела, чтобы это случалось "вот прямо сейчас", пока ее крейсер уходил от косых выстрелов звездного разрушителя. Сколько поставлено на карту! Не только ее привилегированная жизнь, но и репутация Альянса. Лея знала, что от их миссии зависит столь многое, поэтому рискнула - кто, если не она? Случайные капитаны, даже самые лучшие, не годились для этого. Нужен человек проверенный, тот, кому можно доверять собственную жизнь. Бейл и Мон выбрали ее. И одевшись в белую альдераанскую рясу, Лея зашла на борт своего крейсера. Миссия небольшая, даже можно назвать ее малозначительной со стороны - встретить маленький повстанческий кораблик и перехватить информацию.
Казалось бы, ради информации стоило отправлять саму принцессу? Но даже сама принцесса понимала - что бы в этой информации не скрывалось, если ее туда просит отправиться собственный отец, значит, за это дело не страшно умереть. Принцесса Лея часто ловила себя на мысли, что убеждает саму себя в этом.
Нельзя недооценивать силу Империю. И ее жестокость во всех отношениях. То, что они сделали с Джедой - прямое тому доказательство. Поэтому принцесса на протяжении пятнадцати долгих (почти бесконечных минут) смотрела в окно корабля, в черноту далекого космоса, где не разглядеть даже движение звезд вокруг центра галактики. И чего-то ждала. Капитан на мостике докладывал, что входящих сообщений нет, будто бы она просила об этом.
Она не просила, но капитан нервничал тоже.
Что бы ни произошло на Скарифе, они не могут узнать об этом. И от этого живот сводило от волнения.

+2

3

[indent]То, что они выжили, до сих пор кажется чудом. Не из разряда тех чудес из голофильмов, где герои в последнюю минуту спасаются по случайности, и все проблемы каким-то волшебным образом решаются без их участия, а они улетают в закат под красивую музыку, нет, хотя и где-то очень близко. Примерно так же близко была настигавшая их транспортник взрывная волна после выстрела Звезды Смерти там, на Скарифе, или ещё раньше — на Джеде. Кажется, фееричный отход, сопровождающий такого рода "чудеса", уже начинает входить в привычку — как и манера долбануто несмешно шутить даже в тех ситуациях, когда, в общем-то, не до смеха вообще.
[indent]Да, с удивительным спасением проблемы действительно не кончились. Топлива едва хватило для прыжка на Риши, но не более того. Они, конечно, успели передать на "Дом-Один" координаты места назначения, но неизвестно, как скоро на помощь придёт корабль повстанцев и сколько времени потребуется, чтобы обнаружить транслируемый бортовым компьютером слабый сигнал бедствия, зашифрованный кодами Альянса. Успокаивало только одно: для всех прочих этот сигнал не более, чем белый шум, который едва ли привлечёт ненужное внимание, особенно сейчас, когда весь сектор резко перестал служить местом интереса исключительно контрабандистов, пиратов и прочих мутных личностей — в последние несколько часов на Риши, близкую к Скарифу, стекалось много "недобитых" с обоих сторон конфликта, так что сама планета, а также её спутник, стали чем-то вроде перевалочного пункта, напоминающего такой себе клуб по интересам, где участники в теории готовы друг друга пристрелить, но никто не хочет открывать пальбу первым, поэтому все только практикуются в хаттише ругательном, напускают таинственный вид "это не я" и посылают шифровки мелким почерком, пытаясь попутно тайком урвать себе для выживания кусочек побольше. Как скоро это место рванёт, оставалось загадкой, узнавать ответ на которую всё ещё не хотелось.
[indent]Ждать Джин не любила, это же относилось и ко всем спасшимся — тем, кто мог передвигаться после полученных ранений. Бодхи и Кей занялись ремонтом шаттла, сама Эрсо, вместе с Кассианом, — поиском медикаментов и топлива, Бейз и Пао посменно дежурили и добывали пищу, пока Тонк, чьи познания в области медицины оказались как нельзя кстати, оставался с ранеными Чиррутом и Мелши. Времени отдохнуть не было — как, собственно, и желания: не место и не время, данные всё ещё у них, а "Звезда Смерти" всё ещё где-то в бесконечном мраке холодного безжизненного космоса, и все, кто был в сражении, видел, на что она способна.
[indent]В Альянсе едва ли найдётся истребитель с системой наведения, способной поразить уязвимость — тепловыводящую шахту, мизерное отверстие в пару метров; как и в целой галактике не найти пилота настолько умелого, чтобы провернуть нечто подобное, не говоря уже об абсурдности самой попытки напасть на грёбаный летающий планетоид размером с луну, который в мгновение присечёт любое поползновение на тот самый призрачный изъян, встроенный в идеальную систему одним затаившим обиду инженером. Да, теперь у них на руках чертежи, ещё немного — и чертежи попадут на Явин, вот только Джин казалось, что ближе к уничтожению станции это их не делает, особенно с учётом безграничного энтузиазма, переполнявшего лидеров восстания. О чём только думал её отец?
[indent]Сомнения множились; сказывалось и вечное напряжение без возможности расслабиться хоть на секунду, и истощение — нервное и физическое. Идиотский парадокс: им всем нужен отдых, но никто из них не может отдохнуть как следует, пока чертежи не попадут в Альянс. За сутки, прошедшие с отлёта, каждый едва ли проспал три часа к ряду. Единственная возможность достать топливо — смешно представить — устная договорённость с одним из залётных проходимцев, знакомым с Джин через пару рукопожатий, который должен был ждать их в ближайшей колонии в семь по местному времени.
[indent]Если представить хоть на минуту, что кто-нибудь узнает, насколько ценный "груз" находится на их транспортнике, волосы на голове начинают шевелиться. Кого бы ни отправил на выручку Альянс, им лучше поторопиться.

Отредактировано Jyn Erso (2018-12-03 02:32:01)

+1

4

Нельзя постоянно уворачиваться, на это уходит слишком много времени и топлива. Лея проклинала всех альдераанских богов за то, что они попали в такую ситуацию, но их сигнатуру точно бы кто-нибудь заметил. Учитывая всю сложившуюся ситуацию над Скарифом, скорее всего, эти "кто-нибудь" были имперцы. Что они, собственно, и получили. Обидно только, что они не успели перехватить повстанцев.
У них оставался лишь один маневр. И если до этого группа со Скарифа не даст о себе хоть как-нибудь знать, им придется уходить отсюда в неизвестность. А эта неизвестность за собою влечет неизбежно другую - им будет труднее искать ускользнувший из огня кораблик с, наверняка, раненными людьми. Что важнее раненных людей - на руках у них была лишь одна копия материалов по новому имперскому оружию, почти разрушившему Джеду. Неприятно понимать, что некоторые вещи важнее человеческой жизни, но такова правда и в том она состояла. Лея не сожалела ни о чем. И точно приготовилась уходить в гиперпространство, придумывая то, что она скажет отцу при первой же голосвязи. О том, что они ждали слишком долго. Что важнее - Бейл Органа будет вне себя от расстройства. Нельзя упускать такие сведения, просто невозможно! Сделать всё. Извернуться. Превозмочь законы природы и космоса, но достать сведения...
Иначе это сделает Империя и что тогда?
Лея закрыла глаза. Перед ними маячил имперский звездный разрушитель, а ее солдаты на борту маленького альдераанского крейсера делали все, чтобы уменьшить площадь попадания. Звездные разрушители, конечно, впечатляющий флот, но они бесполезны против более маленького, почти незаметного противника. Нацеленные на врага с куда большим радиусом действий. Только за счет своих мелкий кораблей повстанцы выезжали против силы и мощи Империи всё это время. Но с каждым годом Империя научилась всё лучше калибровать свое оружие и выучили новых стратегов и штурманов. Теперь попадать по маленьким кораблям им стало проще. Но все еще не идеально. На борту у Леи были мало того, что люди талантливые, они отчаянно хотели жить и делали всё, чтобы выжить.
А принцесса была занята абсолютно другим. Ей предстояло принять важное, роковое решение. Она, конечно же,  понятия не имела, что за собою это повлечет, но предчувствовала, что ничего хорошего.
Но рисковать своей жизнью она не могла теперь. Мертвыми они никому не пригодятся и ничего не смогут сделать.
И уже почти открыв рот, чтобы выбросить свой самый неприятный приказ, Лея услышала восклицание с самого мостика:
- Входящее сообщение! Расшифровываем. Лея сорвалась с места, придерживая длинные полы белого плаща. Она скинула капюшон, обнажая темноволосую голову с тяжелой прической по обе сторону. В глазах у нее была тревога и какое-то странное сосредоточение, точно не соответствующее ее роду занятий. В общем-то, Лея никогда не принимала участия в крупных сражениях. Все битвы ей приходилось выигрывать в Сенате, а там если и сыплются угрозы, но никто в тебя прямо бластером не тычет. Откуда в ней столько безрассудной храбрости, она и сама не знала. Но принцесса Органа не боялась. Не боялась ни звездного разрушителя, ни того, что люди на его борту могут со всеми ними сделать, попади они им в руки.
- От группы Скарифа? - Допустила Лея, вставая по левое плечо от капитана. Его хакеры старались, как могли. Естественно, чем быстрее они расшифруют сигнал, тем быстрее они стартанут. Но есть одно существенное "но"...
Кажется, именно это угадал по ее озадаченному лицу капитан крейсера. Он опустил глаза на слишком долго тянущийся прогресс дегшифровки и вздохнул.
- Да, скорее всего они выследят наш путь. Но у нас будет фора. Уверяю вас. Она бы хотела заручиться чужой уверенностью, но сейчас это ничем не помогало. Лея улыбнулась, сделав вид, что поверила. Может быть, Альянс и правда умел нечто невероятное. Побеждать саму природу? Кто знает.
- Я выжиму из этого корабля последние соки, но доставлю вас в точку, которую они указали. - Он решительно ткнул в проценты на маленьком корабельном экранчике.
- Возможно от этого зависит исход начатой войны, - неправильно говорить об исходе той войны, которая началась буквально несколько часов назад. Откровенное столкновение, они больше не смогут прятаться. Возможно, что сегодня Лея и Бейл Органа окончательно подставили честь и независимость собственной родины. Возможно сегодня начался набор рекрутов для войны с жестокостью Императора. Возможно сегодня начнется чей-нибудь длинный или короткий путь в этой истории.
- Я уверена, что вы доставите, вопрос в другом - заметила Лея, постоянно наблюдая за процессом дешифровки. Корабельные системы начали визжать, предупреждая, что им трудно сопротивляться. Стонала даже техника, умоляя своего хозяина очнуться и сделать что-нибудь. - Уйдем ли мы потом.
- А у нас есть выбор? Как грустно, что выбор на самом деле есть. Сделай или умри. И если не сделать, то в любом случае, сложишь свою голову. И это будет очень пустая, ничему не помогающая смерть.
- Риши. - Первая сказала Лея, кинув взгляд на полученные координаты. Капитан словно боялся посмотреть на экран. Риши….
Слишком близко от конфликта. Возможно, у повстанцев нет топлива, тогда они замерзнут и умрут в космосе, поиграй они сейчас с догонялки с Империей. У Леи нет возможности уйти от второй круг, она в любом случае рискует, поэтому, положив руку на сердце, она сказала: - Прыгаем туда. А потом постараемся сбежать из-под носа Империи.
Она сказала это таким тоном, словно это было веселым приключением, а на кону вовсе не чужие (и ее собственная) жизни.

+1


Вы здесь » anticross » Фандом » Someone's out there