Антикросс приветствует гостей! В Месте, где каждый может показать своё желание творить и развивать полюбившиеся миры, а также создавать новые, пусть даже не очень каноничные, сплетения фендомов - ведь для этого и нужны кроссоверы, не так ли?
Этот город черный, мрачный, невзрачный и опасный. Каждый, кто просыпается здесь по утрам – это прекрасно понимает. Каждый осознает тот факт, что ему придется совершенно не сладко и он может стать следующей жертвой очередного съехавшегося психа, который хочет управлять миром тем или иным способом. Весь этот мрачный мир сводит с ума и сверлит где-то внутри. Ужасно грязно и темно, чтобы принимать это за действительность. Где-то и когда-то это должно кончиться, но все никак. Никогда.
Желтый - цвет страха. Красный - ярости. Зеленый - Воли. Синий - надежды. Розовый - любви. У каждой квинтэссенции эмоционального спектра есть свой цвет. Свое кольцо. Свой носитель. Я знаю их все, - думала Джесс, закрыв глаза. И почти слушая собственный голос в своей голове - какой цвет у отчаяния?

anticross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » anticross » Фандом » The Unbreakable vow // W.I.T.C.H.


The Unbreakable vow // W.I.T.C.H.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

The Unbreakable vow

http://s7.uploads.ru/uKMkj.jpg

« ... Cedric & Phobos Escanor ... »

Над Меридианом сгущаются тучи, это все чувствуют, но никто не знает, что вот-вот должно произойти, изменив собой привычный уклад жизни окончательно и бесповоротно.
Седрик тоже чувствует грядущие перемены и, в отличие от многих, готов за них заплатить большую цену.

Отредактировано Cedric (2018-12-03 22:10:28)

0

2

Фобос злится - и это хорошо видно по его лицу, и без того скупому на эмоции, а сейчас и вовсе их не отражающему.
Со стороны кажется, что ему невыносимо скучно и хочется уйти куда-нибудь, где он будет в покое. Но складки, что залегают на обычно ровном и гладком лбу, выдают его состояние.
Сегодня в очередной раз - в который по счету? - ему напомнили, что он всего лишь ребенок. Ему, принцу, возможно, единственному, кто сможет править этой страной, расхлябанной и беззаботной.
Он выдыхает, проводя рукой по лицу, стирая с себя, как липкую влагу, свое раздражение, притворно сладко улыбаясь двух служанкам, спешившим в сторону покоев королевы. Его матери. Которую он никак не хотел считать таковой, предпочитая считать, что все это - не более чем часть какой-то политический игры, смысл которой он пока, в силу возраста и неопытности, не в состоянии уловить.
Путь Фобоса по дворцу довольно долог - полы длинного, изукрашенного вышивками одеяния успевают подмести немало ступенек и коридоров, прежде чем он достигает конечного пункта.
Сад нравится ему сегодня куда меньше, чем обычно - безусловно, виной тому яркое солнце. Лучи ласкают лицо, стремясь расцветить его улыбкой - но будущий правитель Меридиана лишь хмыкает и скрывается в  густой тени одного из деревьев, которые, подобно безмолвным стражам, окружают сад, выстраиваются вдоль дорожек. Эсканор в задумчивости останавливается у одного из деревьев, проводя рукой, чувствуя, как под грубой корой бьется жизненная сила. Как и любой одаренный маг, он хорошо чувствует это - и может пользоваться этим. Но он все еще...опасается использовать все свои силы, ведь в первую очередь это будет истощать его самого. И если он оживит древо, заставит его служить себе - то от него будет мало толку. Бесполезный князь не нравился ему даже в воображении, а уж когда он станет королем..
Он выдыхает, прикрывая глаза, силясь справиться со своими мыслями - и произносит негромко, но четко:
- Седрик, прекрати прятаться. Я тебя чувствую. - разумеется, рассчитывать на полное уединение в этом замке не приходится - только в тех случаях, если он идет спать или отсылает слугу от себя подальше.
Наг появляется перед ним быстро - сегодня он выбрал более удобное для перемещения по дворцу обличие, и в какой-то мере Фобос этим раздосадован. В облике человека Седрик довольно ... миниатюрен, в облике змея же - огромен и величествен. С другой стороны, все недостатки в одном облике он с лихвой компенсирует быстрым умом, лисьей хитростью и невероятной преданностью.
Поначалу Фобосу не нравился то и дело крутящийся позади него, исполняющий любые - даже самые идиотские вроде снять птицу с дерева или сходить на самый отдаленный холм Меридиана за редким цветком - приказы своего господина. Несмотря на то, что сам хозяин был подростком со вспыльчивым и неуравновешенным характером.
Умный правитель будет ценить такую верность, граничащую с зависимостью. Однажды это может спасти ему жизнь. Седрик пожерствует своей, не задумываясь. С этой мыслью Эсканор улыбается слуге куда более благосклонно, переходя вместе с ним на небольшую поляну - на неё не падают прямые солнечные лучи,и вся она усеяна одуванчиками, которые только-только перешли в свою седую и пушистую стадию.
Принц не спешит срывать цветы -и он давно не ребенок - поэтому он лишь прикрывает глаза, взывая к силе, что скрыта в недрах земли, собирая её насильно, заставляя соцветия сменить оттенок сначала на грязно-серый, а после и на антрацитово-черный. Лишь после этого он открывает глаза - и удовлетворенно рассматривая черное поле.
- Идеально. А как твои успехи, Седрик? Нашел, что искал, в библиотеке?  - он знает, что его слуга весьма и весьма увлечен чтением и все свое свободное время он стремится проводить там, среди стеллажей и старинных томов. Да, их библиотека весьма...обширна. Фобос и сам любит зайти туда - однако не задерживается в пыльном помещении, а уносит все в свои покои, предпочитая с удобством разместиться на софе или кровати.

+1

3

[indent]В вечно цветущем саду пахло дурманяще сладко. Цветами, деревьями, свезенных сюда со всех уголков Меридиана и не только, даже трава была покрыта плотным ковром пестрых лепестков, источающих либо тягуче-медовый, либо сахарно-пудровый аромат весны. За все время, прожитое во дворце, Седрик не помнил, чтобы листва по-осеннему покрывалась позолотой или бронзой, не говоря уже о снеге. Вечное лето, казалось бы, что может быть лучше? И в начале ребенка, родившегося и прожившего несколько лет в болотистых или покрытых густыми темно-изумрудными джунглями землях, это радовало и поражало. А потом, спустя пару лет, начало надоедать. Никаких изменений, даже малейших. Оборотню-нагу, вся суть которого состояла в переменчивости форм, а врожденные способности к магии иллюзий были немалыми, а с помощью Принца Фобоса еще и начинали принимать огранку, это не нравилось.
Но все равно он проводил тут много времени, если не пропадал в библиотеке. Выбор у него все равно был невелик, да и свободы - тоже. Это он уяснил еще с самого первого дня при дворе.

[indent]Маленький Седрик, худой, бледный, но трогательно-нежный и покорный, был привезен сюда отцом на один из приемов, традиционно устраиваемый королевской семьей. Только он никак не ожидал, да и знать не мог, что его отец решит оставить младшего сына, не слишком крепкого, довольно болезненного, хоть и бесспорно смышленого, здесь. И не просто во дворце, чтобы болтаться среди других придворных с улыбкой на устах, помогая, впитывая новую и непривычную ему жизнь, словно губка, а отдаст в услужение пока что единственному ребенку королевской четы - Принцу Фобосу. Чем думал змеиный Лорд - уже не узнать, но между Принцем и маленьким нагом было несколько лет разницы, что в их нежном возрасте было равносильно целой пропасти. И пропасть эта только усугублялась различием в культурах и характерах юношей.

[indent]Юноша выглянул из-за толстого ствола дерева, увитого необычным, ярко-бордовым плющом, наконец показываясь своему Принцу.
-Я здесь, мой Господин.
Принц Фобос Эсканор, хоть и не был наследником, и судя по положению Королевы и тихим разговорам лекарей в коридорах, больше не имеющий даже малейшей возможности им стать, стал ему настоящим Господином. Гордый, своенравный, даже в чем-то ехидный и жестокий - он не понравился Седрику с самого начала, и чувство это было взаимно.
Тогда змей лелеял в себе обиду на отца, отдавшего его, хоть и в королевскую семью, но все же словно… игрушку, просто дорогой подарок, не более. И от этого щемящего чувства в груди находиться в замке было только тягостнее, зная, что его никто отсюда не заберет, даже если бы у него была привычка устраивать слезные истерики перед родителями, как это делали обычные дети на улицах Метамура, особенно - девочки.
Седрик стал убегать в библиотеку, скрываясь от других придворных и слуг, чтобы лишний раз не задумываться о том, что вся его последующая жизнь будет именно такой - безликой, в услужение кому-то, чью голову украшает красивый венец с лиловым камнем, и не будет у него ни стремлений, ни желаний своих собственных, которые и будут определять его жизнь.
В книгах, коих в библиотеке было не счесть, Седрик и терялся. Там были и учебники по магии, и томы с легендами их мира и миров других, и тяжелые труды по… да почему угодно.
А еще в этом царстве пыли, бумаги и свитков, был Принц Фобос. Хмурый, неприветливый, первое время он, кажется, даже и не замечал светловолосого мальчишку, который усаживался за стол с книгой не по возрасту, а потом… потом все привело к этому моменту.

[indent]-В библиотеке всегда можно найти ответы на свои вопросы, господин - юноша лучезарно улыбнулся принцу, оглянувшись через плечо, чуть щурясь от яркого солнца, а потом вновь отворачиваясь к полю, которое минуту назад было похоже скорее на огромное пушистое одеяло, чем на траву. Сейчас у него под ногами раскинулся небесный свод чернильного цвета. Небо, которого можно коснуться рукой, по которому можно пройтись босыми ногами, втянуть приятный, свежий аромат, так не похожий на эту приевшуюся сладость.
Изменения, вот чего так жаждал Седрик. Вот, что он видел в высоком юноше с длинными серебристыми волосами и внимательным, холодным взглядом. Фобос совсем не был похож ни на своих родителей, ни на любого другого жителя Меридиана, разве что… на него самого немного. Такой же брошенный, как и он, всеми забытый, вроде и вольный из-за этого делать все, что ему захочется, но призрачные рамки, тонкие витые прутья клетки все же не давали.
-Я унес книгу к себе. Если хотите, я могу принести ее, там есть темы, которые и вас весьма интересуют. О цветах, - Седрик позволил себе чуть улыбнуться, но распространяться не стал, о каких именно цветах идет речь. Но более чем был уверен, что вновь смог отыскать в своих книжках то, что порадует Господина.

[indent]Не удержавшись и все же коснувшись искаженных магией Фобоса цветов, Седрик выпрямился во весь свой уже немалый рост, разворачиваясь к Принцу лицом. Что-то грядет. Чувствует ли это Фобос? Наверняка. Но пока Седрик не знал, к худу это, или все же к добру, разве только то, что его верность к Господину никуда не денется. Только окрепнет.

Отредактировано Cedric (2018-12-06 21:32:47)

+1

4

- О, и о каких же? Есть среди них те, которые отнимают волю и лишают жизни одним только запахом? - Эсканор усмехается, машинально погладив подбородок, где никак не желали отрастать волосы - а его это очень беспокоило, ведь уже пора, он уже взрослый, и хочет (пусть и не признается) походить на своего отца, чей портрет он часто изучает в картинной галерее.
Он чуть рассеянно слушает слугу, проходя по краю поля, сбив несколько стебельков - и взмывают в небо чернильные зонтики, оттеняя небесный свод. Взгляды их встречаются...
Глаза у Седрика яркие, переливающиеся от салатового к глубокому изумрудному. Любопытные - постоянно перескакивают с объекта на объект, стараясь схватить каждое движение и изменение. Змеиные - если приглядеться, можно увидеть, что зрачки стоят не так, как это бывает у людей. Впрочем, ни его слуга, ни сам Фобос не были людьми в том смысле, как это понималось на далекой, и от этого еще более любопытной Земле.
Мать утверждает, что ему туда не нужно, что там нет ничего интересного для принца, но Эсканор-младший убежден: что-то, что там старательно скрывают от него, обладает чем-то, чего не хватает его душе, что начинает медленно окрашиваться в черный - такой же цвет, как и тот, что плещется сейчас у него под ногами.
Часть темных зонтиков рассыпалась в руках Седрика, взмывая ввысь - и оба подростка какое-то время молчат, наблюдая за их полетом, замирая на поляне лицом вверх. Но вот уже не видно ничего, кроме пронзительного голубого неба - и Фобос вздыхает, решительно дернув плечами. Дергает головой - волосы рассыпаются по плечам, сегодня освобожденные от гребней и кос.
Он широким шагом направляется к широкому стволу дерева, чьи корни взрыли землю, выставив некоторые поверх, усаживаясь на них, уперевшись спиной в жесткую кору. Не волнует, что мантия испачкается, а волосы запутаются. Он мужчина, а не нежная принцесса!
В воздухе весь день витает тревога. Фобос чувствует все интуитивно, а физически его напряжение только подхлестывают события во дворце. Сначала разбитая посуда, после шепотки слуг, которые жалуются, что королева-мать стала совсем невыносима, после плач ребенка, которую безуспешно пытается успокоить нянька - и что-то еще. Неуловимое, неосязаемое, оно ползет по всему дворцу, узорным плющом волнения окутывая всех его жителей и стараясь посеять семена сомнений.
- Седрик, как думаешь, что сегодня произойдет? Сегодня будет дождь? - юноша чувствует, как трава рядом с ним приминается, когда на неё опускается его слуга, заерзав и устраиваясь рядом, не сводя с господина внимательного взгляда.
- И конечно, я хочу послушать про книгу, которую ты прочитал. Можешь кратко рассказать. - отчасти Фобосу просто скучно, и хочется разбавить гнетущую их обоих тишину чем-то...веселым. Но просить змея обращаться - Эсканор знает не по наслышке, что в последнее время это доставляет ему боль - не хочется.

+1

5

-Если бы, мой Господин.
Подросток позволяет себе чуть улыбнуться. Они оба знали, что магия может давать практически безграничные возможности, если есть талант и желание усердно и долго заниматься, но и плату она требовала соответствующую. И речь шла вовсе не о потраченном времени и силах, а о цене гораздо более неопределенной и высокой. Седрик пока не рисковал даже притрагиваться к трудам, которые описывали подобную волшбу – и силенок еще маловато, да и не слишком нравилось ему подчинять и тем более убивать.
Магия нагов было другой. Диковатой, древней, ее почти не найти в книгах – разве что в трудах какого-нибудь пришлого исследователя, которому, конечно же, не говорили и десятой части секретов. Все передавалось в узких (образно говоря, поскольку у их народа всегда ценилось большое количество змеенышей в гнезде) кругах семьи. Матери обучали практически всему: правильно двигаться, умело использовать свои преимущества, убирать хвост, меняя его на ноги, а затем – и вовсе придавать телу любую форму. Седрик был сильным магом, самым способным в своей семье, и как призналась перед отъездом мать, ему будет недостаточно тех знаний, которая она может передать, и со временем он просто зачахнет.
Проведя во дворце несколько лет и имея доступ к огромной библиотеке, наг понимал, как же она была права…
Змей внимательно, но осторожно следит за своим Принцем, держится тенью чуть позади, ненавязчиво следуя за ним. Тот усаживается под большим раскидистым деревом прямо на землю, Седрик мнется в сомнении всего пару секунд, и занимает место рядом, но устраивается на толстом корне, выныривающим из-под густой травы и вновь уходящим в землю чуть дальше.
-Я думаю, что будет гроза, мой Господин, - юноша щурится, поднимает вновь глаза к небу, всматриваясь в нависающие над дворцом и городом низкие тучи. Давно бури не было. Так давно, что он даже начал привыкать к этой… жаре, неуютной, липнущей к его телу и чешуе, только усугубляющей процесс сбрасывания кожи, который и так стал слишком болезненно проходить последнее время. Рожденный среди болот и джунглей змей иногда просто дурел от сухого воздуха и палящего солнца над головой, вот и уходил прятаться в прохладную и пустую библиотеку.
Но настороженность и опасения Фобоса висели в воздухе, вились кольцами, и Седрику казалось, что эти ощущения буквально душат его. Ему тоже страшно. Последние недели две он просыпается, словно от дурмана – каждый звук слишком резок, невыносимые крики Королевы, ставшей из спокойной и улыбчивой какой-то дерганной и истеричной, что было полным шоком как для всех придворных и слуг, плач маленькой Принцессы, пронзающий хрупкую тишину дворца… Дышать было трудно, грудь словно сдавливало, а в голове на периферии сознания маячила только одна странная мысль: «это скоро закончится».
-Это созидательная магия, мой Господин, - наг счастливо засиял и даже чуть зарумянился. Он был рад тому, что можно перевести тему. Еще более приятно, что теперь он тоже мог делиться с Принцем прочитанным и своими знаниями, наконец возвращая оказанную ему когда-то услугу.
Ведь именно Фобос, пусть даже и от скуки, решил позаниматься с надоедливым ему нагом, чтобы тот наконец-то отстал. И неожиданно обнаружил, что мальчишка, иногда срывающийся под эмоциями на восторженное и восхищенное шипение, способен, а обучать его – выгодно самому же Фобосу.
-Как ни странно, там ничего нет сложного, я нашел эту книгу в открытой секции. Правда она очень древняя, да и не ухаживал за ней никто, - Седрик поморщил ровный нос, презрительно кривя губы. Как так можно обходиться с книгами? Тем более – старыми, авторы которых относились к своему делу гораздо более усердно, чем современные. Как-то ради интереса он решил сравнить два учебника по иллюзиям, один совсем новый, а второй – еще времен его деда, а то и прадеда, и был… в шоке, насколько низкий сейчас уровень. Старую книгу он у нес к себе в покои и спрятал, и с тех самых пор больше рыскал среди древних талмудов, находя среди них порой настоящие сокровища.
-Специфическая магия. Но у вас точно получится, все же ваша мать… - Наг тактично замолчал, решив не продолжать. Фобосу и так надоели все эти тычки с намеком на то, что его мать – королева и Свет Меридиана, а он так, просто сын. И теперь даже не наследник – Я к тому, что там нужен огромный запас сил и, желательно, связь с природным источником. Если все получится, вы сможете создать существо с ограниченным сознанием и способностью выполнять ваши приказы.

Отредактировано Cedric (2018-12-16 16:35:37)

+1


Вы здесь » anticross » Фандом » The Unbreakable vow // W.I.T.C.H.