Антикросс приветствует гостей! В Месте, где каждый может показать своё желание творить и развивать полюбившиеся миры, а также создавать новые, пусть даже не очень каноничные, сплетения фендомов - ведь для этого и нужны кроссоверы, не так ли?
Этот город черный, мрачный, невзрачный и опасный. Каждый, кто просыпается здесь по утрам – это прекрасно понимает. Каждый осознает тот факт, что ему придется совершенно не сладко и он может стать следующей жертвой очередного съехавшегося психа, который хочет управлять миром тем или иным способом. Весь этот мрачный мир сводит с ума и сверлит где-то внутри. Ужасно грязно и темно, чтобы принимать это за действительность. Где-то и когда-то это должно кончиться, но все никак. Никогда.
Желтый - цвет страха. Красный - ярости. Зеленый - Воли. Синий - надежды. Розовый - любви. У каждой квинтэссенции эмоционального спектра есть свой цвет. Свое кольцо. Свой носитель. Я знаю их все, - думала Джесс, закрыв глаза. И почти слушая собственный голос в своей голове - какой цвет у отчаяния?

anticross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » anticross » Фандом » Где-то на перепутье


Где-то на перепутье

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Где-то на перепутье

http://1.bp.blogspot.com/-LaIqgIMDnWI/UPaP7COA6WI/AAAAAAAAQwA/8PuGUJhS8KY/s1600/1532627_20130115120319.gif

« ... Лея Органа и Рей... »

После того, как "Тысячелетний Сокол" вовремя прибыл на Крэйт и подобрал остатки Сопротивления, спасшиеся после неудачной эвакуации под обстрелом Первого Ордера, совершенно непонятно, куда двигаться дальше. Генерал Органа почувствовала уход брата в Силу несмотря на то, что на Крэйт Люк отправил не себя самого, а свою проекцию Силы. Теперь последним джедаем в галактике является Рэй, и бремя ответственности, опасения и отсутствие планов давят на ее плечи. Передышка на время полета по гиперпространству может стать хорошей возможностью перевести дух и решить, что делать дальше. Кто, как не Лея, поможет указать путь и ввести в навигатор верные координаты?

Отредактировано Rey (2018-11-22 00:36:39)

+2

2

Где-то там были другие берега. Где-то там - другая жизнь и проживала ее другая Лея Органа. Более мудрая, более умная, более зрелая. Не та усталая старуха, которая с трудом держится за резную тростью, зато крепко сжимает тяжелую штурмовую винтовку. Она уже далеко не в тех годах, чтобы вести за собою людей по острым сколам солевых пещер. Она далеко не в том возрасте, чтобы поставить ногу на холм и прокричать вдохновляющую речь. Она оставила это где-то давным-давно. А порой думала: а с нею ли всё это было?
Ей казалось, будто бы она бесконечно давно сидит в замшелом Сенате Новой Республики и решает какие-то абсолютно не влияющие на благополучие жизни в галактике вопросы. Она пытается протолкнуть в Сенат проблему, но у ее коллег аллергия на само слово "проблема". Они предпочитают называть их "обстоятельствами". И эти обстоятельства теперь (те, с которыми Лея так и не смогла справиться)  привели их к обрыву. И вместо косы серп. И скоро пора жать.
Они пришли и прижали их за горло. Вспомни же, принцесса, ту эвакуацию с Хота. Как они побросали все свои манатки на Явине. Вспомни, сколько раз Альянс повстанцев был прижат к стене, а штурмовики вновь и вновь вздергивали дула своих винтовок на примитивном расстреле. И каким чудом они все оказывались живы. Где набирались сил, чтобы встать на ноги даже после тяжелых ранений. Все-таки штурмовики били не так косо, как некоторым казалось. Порой от их выстрелов погибали хорошие люди, порой их мастерством решался сход боя. Вспомни же, Лея, какую малость, горсточку сражений на самом деле повстанцы взяли перед большой битвой на Джакку. Вспомни, с какими мыслями они все туда шли? Каким отчаянием пахло  радиорубке. Как тяжело принимались решения, как страшно было и как тряслись предательски пальцы, подписывая унизительный мирный договор. Тех, кто поклялся уничтожить Империю, камня на камне не оставить! Плевать этой победой в лицо умершему Императору! Кричать, доказываться, драться!
Вспомни, кем творилась история. И обернись.
Вас лишь горстка, но вы все еще есть. Маленькие, почти беспомощные по сравнению с гнетущей мощью Первого Ордена. У них есть техника и прекрасная подготовка. У вас - надежда. Но надежда не убивает врагов, надежда не дает пищу, надежда не обеспечит вас топливом. В конце концов, их осталось мало, но за каждого Первый Орден готов выложить круглую сумму охотникам за головами. И эта война повторялась так, как она начиналась когда-то тогда. Бесконечно давно. Когда ты была принцессой, девчонкой, полной уверенности и света. А рядом с тобою - сильные и мудрые люди.
Девчонкой, которая не боялась сжимать оружие. Девчонкой, которой было за кого мстить. Девчонкой, которая могла изменить целый мир. Каждая война рождает своих злодеев и своих героев. Обернись, принцесса, и смирись с тем, что твой сын никогда не станет героем. Он принял иную точку зрения. Он принял иную сторону. А ты... вини себя, Лея Органа, до своих последних дней, еже ли они еще не наступили.
Она не потеряла надежду, но вовсе ее не обрела. Вспоминала и уповала на полученный опыт (на что же еще?) Ведь та война выиграна молодыми. Пилотами, джедаями, простыми людьми. Нельзя недооценивать ни чей вклад. Сокол снова полнится голосов. И в каждом из них них слышна праведная злость на своего врага. Пусть злятся, думала Лея, злость спасает жизнь.
Сейчас они должны были извлекать абсолютно все ресурсы, чтобы выжить. Их малая горстка, но там, за звездами, через долгие-долгие световые года, их ждет подкрепление. Органа почему-то слепо верила в это. Что Зей Мико не подведет ее, что множество других лазутчиков и вербовщиков в Сопротивление не подведут ее. Им нужна эта поддержка и даже если она разочаруется в своих друзьях, они все равно не опустят руки. Не могло случиться так, чтобы галактика просто так приняла наступающую тьму, как нечто само собой разумеющееся.
У нее никого не осталось и от этого на душе становилось не то, чтобы грустно, сколько тяжело. Где-то в глубине души она не была к этому готова, хотя убеждала себя в обратном. Еще во время войны с Империей она поняла, что нельзя полагаться ни на чью жизнь. Чужая винтовка заберет любого, выстрел штурмовика убьет и солдата, и джедая. И теперь Лея ощущала губительное одиночество в этой галактике. Давным-давно война забрала у нее родителей, потом забрала множество друзей, теперь не стало сына, не стало мужа, не стало брата. Не на кого положить руку, не на кого понадеяться, не с кем повести себя слабо и неуверенно, некому высказать свои опасения. Все те, кому Лея могла бы доверить собственные слабости уже отошли Силе.
Что ж, говорила себе Органа, значит наступило время быть безукоризненно сильной.
И возвращаясь из своих молчаливых и даже в чем-то загадочных размышлений, Лея находит себя в до боли знакомом кокпите. Этот корабль был ее домом (и возможно им все еще остается). Здесь она впервые ощущала вкус любви, предательства, страха. Здесь она обожала и ненавидела. Столько всего вмещал в себя "Сокол", что Лея просто причисляла себя к нему, как частью, механизмом его работы. Теперь уж за пультом сидит другой пилот и атмосфера здесь совсем другая, но это "Сокол" - символ самого возрождения и сопротивления. Так было раньше, так будет и сейчас. Старый, потрепанный, но неповторимый корабль. Он помнит столько же историй, сколько их помнит Р2Д2.
Теперь будущее галактики лежит в молодых руках. Уверенных, сильных. Смотря на Рей и помня своего решительного сына, Лея не боится. У них есть два пути - потонуть во тьме или спастись в свете. И она примет любой из этих исходов, если третьего не дано. Если они уже не в силах изменить свою жизнь. Может быть, думала она, такое, и правда, когда-нибудь случается.
Долгий путь начинается с короткого шага.
И Рей его сделала.
Органа поймала себя на страной улыбке. Измученной, но уверенной.
- Сколько у нас есть топлива? - Уточнила она, даже не опуская глаза на панель учета топлива и энергии. Она знает этот корабль слишком хорошо, чтобы не задавать вопросов, но Лея все-таки спрашивает. Им с Рей надо побеседовать. Обо всем на свете. Ее брат когда-то оказался в той же ситуации, что и Рей. Недоученный, брошенный на произвол судьбы. Едва справляющийся с зовом Силы, который он не мог понять. Может быть все пошло не так уже тогда?
Может быть, она должна была сказать всё это ему тогда? Бесконечно давно.
В то время, которое уже переставало существовать.

+3

3

Проверив в очередной раз показания приборов, Рей кивнула Чуи и устало откинулась в кресле. Рослый вуки, что-то ворча, выбрался из кресла второго пилота и отправился пройтись по кораблю - рослому парню нужно было размяться. Что ж, Рей подождет его здесь, в относительной тишине рубки, хотя на отдых надеяться не приходилось.
Всего несколько десятков человек на все Сопротивление. Хорошо, на верхушку Сопротивления. Наверняка есть другие ячейки, до которых достучится Лея, ведь стоит им узнать о том, что генерал жива, как потухшее было пламя воспрянет. Надежда - неистребимое существо, которое на последнем издыхании умудряется жалить врагов и делать союзников непобедимыми.
Только вот Рей сильно сомневалась в своей уверенности знать, что же ей думать теперь о надежде.
Она пришла в ужас от той горстки людей, которую подобрал "Сокол". Сбегая с летающей базы Первого Ордена, она надеялась, что спаслось гораздо больше, чем оказалось, но, видимо, бой с гвардейцами так сильно увлек, что потери некогда было считать.
Теперь, увидев выживших, пересчитав каждого, покуда те поднимались на борт, Рей почувствовала легкую дурноту.
Еще хуже стало, когда она поняла, что Люк Скайуокер ушел. Стал един с Силой, оставив галактике девчонку-недоучку, точнее, бывшую мусорщицу, которую отказался, по сути, обучать. Все, что Рей сохранила от многотысячелетнего учения джедаев - несколько пыльных книжек, которые успела спрятать на корабле до того, как Люк заметил пропажу. Повиновалась какому-то наитию, как будто бы опасаясь, что если промедлит - книги исчезнут, и от учения ничего не останется.
Люк Скайуокер тоже считал, что джедаи должны стать историей. Бен твердил очень похожий аргумент там, на корабле Сноука - и в этом племянник и дядя были удивительно солидарны.
К сожалению, это было единственным, в чем их мнения сошлись воедино.
Раз за разом Рей прокручивала в голове последний разговор с Беном в алом зале, полном тел побежденных гвардейцев с сидящей на троне мертвой фигурой. Пыталась понять и так, и этак, поступила ли она правильно, отказавшись присоединиться к нему. Наивная мечта о возвращении Бена к свету мнилась теперь жестокой издевкой, а может, то видение об их примирении и совместном защите галактики вместо противостояния тоже было ложью, навеянное Сноуком, ведь он сказал, что связь между обоими одаренными возникла по его слову?..
Верить в последнее не хотелось. Иначе выходило, что произойди что угодно - не верь. Не ошибешься.
Оставшись последним джедаем в галактике, Рей запуталась, что ей делать. Да и какой из нее джедай, если на то пошло? Пять минут самоучка.
Погрузившись в невеселые мысли, Рей ушла в себя глубоко и не сразу заметила появление генералы Органы.  При виде Леи, встрепенулась и села ровнее, после чего бросила взгляд на датчик топлива и сказала:
- Хватит на прыжок через половину галактики и полет в реальном космосе на пару стандартных часов. Нужно решить, куда мы отправимся, генерал, - девушка посмотрела на женщину и, медля, вздохнула.
Все-таки необходимо ей рассказать о том, что случилось, рассказать о гибели Сноука из первых уст и озвучить выбор, какой сделал Бен, без того очевидный, раз уж его противостояние с проекцией Люка видел каждый на базе на Крэйте.
Рей не знала с чего начать. Умом понимала, что любая информация может быть важной - и все же понятия не имела, как рассказывать матери о ее сыне, который выбрал путь разрушить все, что связывало его с прошлым, похоронить джедаев и ситхов, посмеяться над Силой в лицо, если б у Великой то было.
Девушка с надеждой, усталостью и невысказанной просьбой воззрилась на Лею.

Отредактировано Rey (2018-11-22 22:11:22)

+2

4

Иногда слов не надо. Лея была мудрой женщиной. Она всегда, где-то внутри, глубоко-глубоко, предчувствовала, что что-то обязательно случиться с ее жизнью, с ее семьей. Да, ту жизнь на Хосниан-Прайм нельзя было назвать беззаботной, но Лея все это время была счастлива. Эта красивая история о принцессе и контрабандисте начиналась великолепно. И от нее точно веяло какой-то нереальной сказкой. Каких усилий стоило Лее Органе заманить Хана Соло под венец? Ответ - никаких. Она не заманивала его. Так уж случилось, что это была настоящая любовь, которая перетерпела множество трудностей, но продолжалась все это время. Кроме Хана Лее никто никогда не был нужен. Чего бы ни говорил ей муж, она не рассматривала в его отсутствие других мужчин, как объекты своего интереса. Лея всегда любила только его одного. И это, в самом деле, делало ее счастливой.
И Бен родился от большой любви. Они оба хотели его. Они оба ждали его. Бен не был спасением их брака, Бен не был предметом ради удержания друг друга. Он не был орудием. Оружием не был. Его любили, ему хотелось показать весь мир. Мир, который сомкнулся на нём одном. И все было прекрасно, разве нет? Любимый сын от не менее любимого мужа. И никакой войны, только мирная политика, строительство лучшего мира.
Как жаль, что сказка зачастую обращается истинным ужасом. И в лике Любви мы внезапно (но слишком поздно) распознаем госпожу Предательство.
Не надо слов, Лея чутко понимала Рей. Не хотя этого, но чувствуя перепад ее настроения, ее кроткую нерешительность. Рей не хотела лезть в душу, а Лея не стремилась ее открывать. Обе они выдерживали достаточное моральное и духовное расстояние. Но и обе они понимали, что молчать, замалчивать, долго проблемы не смогут. Все пошло наперекосяк, когда погиб Хан, когда погиб Люк. И они остались одни. Без поддержки важных им мужчин. Учителя и мужа.
Разве что не всегда нужны слова, чтобы все это выразить. Но как сказать Рей, чтобы она успокоилась? Если и есть на шее Леи камень, то она не против падать с ним на дно. Упасть и успокоиться. А пока она не на дне, будет стараться, пытаться, сделать хоть что-нибудь. Она не боится смерти.
Не своей. Закрыв глаз понимала Органа. Скольких еще она переживет? Вся ее жизнь усыпана смертями. Эта идеальная, мирная жизнь. Все началось со смерти Кастерфо. Кто поставит точку? Её сын? Нет, Лея уже не верила в то, что Бена можно спасти, но она задавала себе вопрос - а стоит ли ее сына спасать? Почему его выбор так противен ей? Только лишь потому, что она по другую сторону баррикад? Вспомни, Лея, сколько раз судьба выдавала тебе подобные финты. Сколько раз она доказывала, что нет в этих историях ни героев, ни злодеев. Смирись и пойми - не все должны идти той дорогой, которую ты считаешь правильной.
Твой сын сделал выбор. Тебя не заставляют уважать его за него. Но не принять его ты попросту не можешь.
Но чего бы ни произошло в этой галактике, Лея повторяла лишь одно: "я не сержусь на тебя, Бен..."
Голос Рей вытащил ее из размышлений и Лея спокойно, не выдавая себя, оглядела датчики еще раз. Если срезать пару популярных путей, можно протянуть и чуть дольше. Но Рей об этом знать не обязательно. Как и всем другим.
Они, конечно же, ждали от нее какого-то решения. А Лея, конечно же, уже давно его приняла. Когда почувствовала, как оборвалась жизнь ее смелой, отчаянной подруги. Все они - цена, которую Лея обязана заплатить.
- К союзникам, куда же еще? - Почти добродушно улыбнулась ей генерал. Но в улыбке сквозило сомнение. К союзникам, которые не пришли к ним на помощь. По разным причинам.
- Я бы хотела спросить их, что помешало им поддержать нас на Крэйте. И, чуть стукнув своей тростью, она глазами уперлась в размытый пейзаж гиперпространства. Она чувствовала себя девочкой на этой месте. И почти слышала воочию, как усмехнулся Хан.
"Засиделись на толчке, ставлю мой несуществующий миллион кредитов". Все это столько раз пройдено, что результат очевиден до смешного. Но они повторяют одну и ту же историю и абсолютно ничему не учатся.
- Эта война не проиграна. Она только началась.

+2

5

К союзникам. Рей продолжала вопросительно смотреть на генерала, внутрисебя поражаясь, как той удается оставаться настолько спокойной. Рей видела немало лицемерия на Джакку, поэтому знала, что внешнему верить не стоит - но Лея вела себя так, будто действительно относится ко всему безмятежно.
К союзникам. Мы полетим к союзникам.
Так просто!
И в то же время так сложно.
Есть ли к кому им лететь?
Рей открыла рот, потом закрыла, точно рыба, хватающая воздух, затем собралась с мыслями и все же спросила:
- Если союзники остались, то их, наверное, очень мало. И каждый уверен сейчас в том, что мы разбиты. Можно ли им верить? Даже без Сноука Первый Орден опасен, и мы не можем...
Она осеклась.
"Мы не можем бежать от него, потому что теперь там всем заправляет ваш сын. Он одаренный, а значит, сможет найти нас. А если ему удалось подмять под себя солдат, то у нас, генерал, неприятностей отнюдь не меньше, чем раньше".
Но Рей не смогла все это высказать Лее в лицо. Не знала, как она воспримет такие новости о собственном сыне - а ведь Бен, или Кайло (звать которого прежнем именем с каждой минутой казалось все менее уместно), до сих пор ее сын и останется им до конца.
Генералу она должна обо всем рассказать. Но - матери? Как?
- Генерал Органа, нам придется выбирать очень тщательно, - напоминая, чем обернулось прошлое бегство, мягко сказала Рей. - И мы сами не можем задерживаться на одном месте. Не можем никому доверять. А я... - она вздохнула и тоже посмотрела на полосы гиперпространства. - Я должна буду закончить начатое. То, с чем должен справиться джедай, которого у нас нет. Значит, попробую справиться я.
И без намеков понятно, о ком идет речь. Рей казалось, что каждое слово причиняет Лее боль - и не могла не говорить, пытаясь оставить в стороне чувства - материнские и свои.
И совершенно не представляя, что должна делать. Найти, выманить и убить Кайло? Уничтожить его и надеяться, что это принесет в измученную галактику мир?
Все внутри нее сопротивлялось и выло, что это не выход. Неправильный выход.
Но где же тот, что им нужен?
Хорошо бы узнать...

+1


Вы здесь » anticross » Фандом » Где-то на перепутье