Антикросс приветствует гостей! В Месте, где каждый может показать своё желание творить и развивать полюбившиеся миры, а также создавать новые, пусть даже не очень каноничные, сплетения фендомов - ведь для этого и нужны кроссоверы, не так ли?
Этот город черный, мрачный, невзрачный и опасный. Каждый, кто просыпается здесь по утрам – это прекрасно понимает. Каждый осознает тот факт, что ему придется совершенно не сладко и он может стать следующей жертвой очередного съехавшегося психа, который хочет управлять миром тем или иным способом. Весь этот мрачный мир сводит с ума и сверлит где-то внутри. Ужасно грязно и темно, чтобы принимать это за действительность. Где-то и когда-то это должно кончиться, но все никак. Никогда.
Желтый - цвет страха. Красный - ярости. Зеленый - Воли. Синий - надежды. Розовый - любви. У каждой квинтэссенции эмоционального спектра есть свой цвет. Свое кольцо. Свой носитель. Я знаю их все, - думала Джесс, закрыв глаза. И почти слушая собственный голос в своей голове - какой цвет у отчаяния?

anticross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » anticross » Фандом » You've got me nervous to speak


You've got me nervous to speak

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

You've got me nervous to speak

http://s7.uploads.ru/7YPW4.jpg

« ... Maxine Caulfield & Nathan Prescott ­... »

The Neighbourhood - Nervous


Ему безумно нравится с ней говорить. Прескотт накуривается до красных глаз, бредет в больницу и рассказывает Колфилд все, что душа пожелает. Подобно пиньяте он вываливает на девочку, что находится в коме, множество историй. Все чаще он изливает ей душу и ждет, когда Максин очнется. Ему в самом деле стала важна эта селфи-девочка и он сам еще не понимает почему.

Отредактировано Nathan Prescott (2018-11-09 21:55:27)

+2

2

[indent] У Макс перед глазами всполохи всех цветов радуги, что кружат перед глазами, как калейдоскоп, рисуя собственные картины и рассказывая собственные истории. Макс готова их слушать очень долго, почти вечно, ведь они ей показывают все реальности, что она пережила или сломала, тут смотря с какой стороны посмотреть. Она проматывает их, смотрит, корректирует. Это похожу на фильм, что постоянно изменяется в зависимости от того, как она сама захочет. И она уже даже не может понять, что было правдой, а что является результатом изменённой реальности и никогда не существовало. Или существовало? Это странно, потому что она уверена, что пережила это. Не один раз. И не два. Или это просто сны? Они слишком странные, чтобы думать, будто это реальность. Они похожи на кино на старых кинопленках. И они каждый раз начинают гореть по краям, словно Макс снова разругает реальность.
[indent] Она снова чувствует, как реальность трещит по швам.
[indent] Она ходит по дорогам, что пропитаны страхом и отчаянием. Она ступает на проспект несбывшихся мечт. Она проходит по переулку разбитых надежд. Но на главной площади все ещё светло и где-то вдалеке слышны голоса, но она не понимает, что они говорят. Она пытается идти на них, пытается сделать громче, разобрать слова. Пытается услышать. Но каждый раз она слышит их, словно сквозь огромную толщу воды. Она даже не может понять чьи эти голоса. Вроде что-то знакомое. Но она не понимает и удаляется обратно бродить по городу в полном одиночестве.
[indent] Здесь никого нет. Никого нет в этой версии Аркадии Бэй. Видимо, все же шторм забрал их всех, не оставив ни одной живой души. Но он и не тронул здания, леса, парки, машины. Просто в один день они все исчезли, оставив ее тут одну. Наверное, так же себя чувствовала Хлоя, когда Макс уехала, а ее отец погиб. В полном одиночестве посреди пустого города. Сейчас здесь Макс.
[indent] Она каждый день ходит по улочках и рассматривает этот до боли знакомый город. Каждый день похож на предыдущий, и ее сознание порой ее обманывает и рисует картины, которых не было. Или были? Может, это воспоминания, которые пытаются пробудить что-то в Макс. Сейчас она ничего не чувствует, только сосущую пустоту где-то в области солнечного сплетения и жжение на кончиках пальцев. Каждый день. Каждую минуту. Каждую секунду. Она не знает, что это за чувство, но к ней будто прикасаются. Но она уже не помнит, что значит кого-то касаться.
[indent] Сколько это уже продолжается? Она пыталась считать дни, но реальность постоянно изменялась и она вскоре поняла, что это бесполезно. Да и кому это надо, если она тут одна? Бездумно бродит по опустевшей Аркадии Бэй.
[indent] А потом она снова выходит на площадь. И сейчас голос становится громче. Она может его разобрать. Отдельные слова, короткие, но может. Не может вспомнить, кому именно он принадлежит, но она идёт на него. Она видит дорогу, которую не видела раньше и ступает по ней, шаг за шагом, сопровождаемая усиливающимся голосом, который все равно доносится будто сквозь подушку. Ещё недостаточно громко, но уже громче, чем было раньше.
[indent] Она снова чувствует жжение на кончиках пальцев и смотрит на них, не понимая этого ощущения. Но ей приятно. Она продолжает идти вперёд.
[indent] Яркая вспышка. Слишком светло, и Макс даже сначала больно смотреть на этот свет. Она едва открывает глаза, но в мозг посылаются сигналы о дискомфорте, и она снова окунается в спасительную темноту. В ее мире было не так светло. Там краски были приглушённые, а яркими были только всполохи, что мелькали перед глазами. Этот мир слишком яркий.
[indent] И он реален.
[indent] Она слышит, как кто-то разговаривает рядом с ней. Она слышит это голос с правой стороны, и пытается повернуть голову. С первого раза не получается. Она пытается снова открыть глаза, и у неё даже получается открыть их полностью, правда, сразу закрывает. И открывает снова. Она пытается приспособиться к новым ярким краскам, что теперь ее окружают со всех сторон.
[indent] Она поворачивает голову, а мышцы будто деревянные. Из-за этого с ее губ срывается стон.
[indent] Макс поворачивает голову на голос, что она узнает. Она с трудом фокусирует взгляд на силуэте, что сидит рядом на стуле и что-то говорит. Она не слушает, что именно. В ее горле будто самая огромная пустыня, что не видела дождя уже много лет. Но она набирает в легкие воздух, чтобы произнести тихо, почти неслышно. Но так отчётливо.
[indent] - Нейтан?

+1

3

[indent] Нейтан слишком долго слоняется без дела. Ему скучно, хочется веселья и не хватает разговоров. Прескотт увлеченно вспоминает, как последний раз сходил «в гости» к Колфилд и как восхитительно провел время. Ему казалось, что его слушали и хотя, скорее всего это было не так, сэлфи-девочка по его мнению, была лучшим собеседником за всю его жизнь. Стоит ли говорить, что он нашел плюс в том, что она в коме? Определенно нашел! Он мог приходить накуренным, нести несусветную ересь, жаловаться на жизнь и не быть прерванным во время тирады слез и отчаяния, что находили на него внезапными потоками.
[indent] Единственное, золотой ребенок все чаще понимает, что хочет услышать от нее ответ на все то, что успел сказать.
[indent] И он уверенно шагает в сторону больницы, покручивая в руках косяк, который недавно приобрел у Бауэрса. Совершенно беспалевный Нейтан, совершенно не боится, что его заметят с наркотиком в руках. Он даже ни капли не смущаясь, курит в туалетной кабинке больницы, заранее отворив окно, чтобы дым выходил и не задерживался в святой обители любителей засидеться на толчке дольше, чем положено.
[indent] Прескотт выдыхает дым колечками, смотрит, как тот рассеивается и внезапно понимает, что кондиция, с которой он привык приходить к Колфилд, была наглым образом проигнорирована. На смену той легкости, что он любил от травки приходит состояние, которое делает из него дурака.
[indent] Парень выползает из кабинки и натыкается на зеркало, из которого на него смотрит обкуренный мудак с красными глазами. Собственно, иного он увидеть не ожидал. Сознание твердо намекнуло, что к девушкам так ходить не положено. Обкуренный мудак же решил, что джентльмен из него так или иначе никогда бы не получился и поэтому он упрямо вываливается из туалетной комнаты, задевая косяк плечом и гадко хихикая.
[indent] В обычном состоянии Нейтан ненавидит больничные палаты. Ненавидит этот яркий свет люминесцентной лампы,  что жужжит над головой и временами мигает как в малобюджетных хоррорах, предвещая какой-то ужас. Сейчас же ему попросту на это плевать. Свет его не слепит, звук ему не мешает. Он проходит в палату Максин летящей походкой, которую увидеть у Нейтана было практически невозможно в любой другой день и, которая сегодня была ярким доказательством того, что травки было больше чем нужно.
[indent] - Доброе утро, сэлфи-девочка, - Прескотт сдерживает смешок, потому что понимает, что в этой палате нет ничего смешного. Максин, как и всегда спит. Он так считает. Ему нравится думать, что она не в коме. Спокойная и безмятежная, словно принцесса из тех самых сказок. Только принц не готов будить ее поцелуем, потому что обкурился.
[indent] - Наш новый препод – хуило, - Нейт заваливается на стул напротив кровати Колфилд, - и выглядит, как новоиспеченный пидорас. Тебе бы понравился.
[indent] А затем, он рассказывает ей все, что происходило за последнюю неделю. Матерится, как сапожник, хихикает в перерывах. Обсуждает Уоррена, говоря, что у этого задрота так и не появилось девушки. Ржет с того, что Виктория редкостная сука, хотя и его подруга. Жалуется на то, что Бауэрс продал ему слишком сильный косяк. Он говорит обо всем и ни о чем одновременно. Несет околесицу и полубред. В какой-то момент травка его начинает отпускать, он ладонями потирает шею и заводит свою самую любимую историю из серии «мой папаша – мудак, меня контролируют, и никто не любит».
[indent] Прескотт очень любит жаловаться. Особенно Макс. Особенно, когда та не отвечает и слушает.
[indent] В перерывах от жалости к себе, он говорит, что жалеет ее.
[indent] Его речь, рванная и скомканная, как те листы из тетради, что он в порывах ярости выдирал со всей жестокостью. Его окончательно отпускает наркотик, когда Прескотт едва касаясь, поглаживает ладонь Колфилд и говорит, что сильно виноват. Золотой мальчик и правда так считает, что-то в душе не позволяет ему отходить от Максин все это время. С того самого дня, как она оказалась в этой больнице, он приходит к ней. Его грызет совесть и от этого он намного чаще стал увлекаться наркотиками. Одному Шону Прескотту известно, сколько было потрачено средств на радости сыночка. И хотя часть средств уходила во благо и на лекарства, остальная была вброшена в затуманенный разум Нейта.
[indent] - Знаешь, когда-нибудь это все прекратится, - вещает Нейтан, убирая руки от ладоней Макс, - когда-нибудь я все же уеду из этого города, - Прескотт утыкается лицом в свои ладони и продолжает бурчать в них о том, что его заберет Кристин. Темп его голоса становится все медленнее, его слегка тянет в сон и это радует. Парень слишком мало спит и на самом деле даже сейчас этого делать не собирается. Он еще не все рассказал Макс.
[indent] - Видел твою синеволосую подружку, кажется, она стала еще большей лесбиянкой, чем раньше. В самом деле, Прайс больший мужик, чем половина Аркадии Бэй, ей бы еще мозгов. Господи, дай ей мозгов, пропадет же, блаженная идиотка.
[indent] - Нейтан?
[indent] - Хуейтан, - тихо бормочет в ладони и понимает, что голос, позвавший его, отнюдь не в его голове.
[indent] Прескотт убирает руку от лица, второй все также закрывая правую часть другой рукой. Он встречается взглядом с Макс и вновь накрывает лицо ладонями, откидываясь на спинку стула.
[indent] - Блять, Френк, чтобы я еще раз купил твою наркоту…
[indent] Тем не менее, Нейт вновь приподнимается, потирает глаза и надеется увидеть привычную ему картину. Только не видит ее. Перед ним очнувшаяся Максин Колфилд, а не очередной приход. Он растерянно взирает на нее, а после спешно поднимается и хватается за стакан с водой, что когда-то притащил для себя.
[indent] - Выпей, - слишком заботливо и вовсе не в манере Нейтана, он подносит стакан к ней и не знает, справится ли сама, а вместо вопроса о помощи, как-то безрадостно произносит, - С возвращением.
[indent] Кажется, пришло время, которого он ждал, теперь она сможет ему отвечать. Вот только, станет ли?

+1

4

[indent] Это очень странно, чувствовать себя так. Это сон? Или это самая настоящая реальность? Или какая-то альтернативная реальность? Макс в растерянности, Макс не знает, что сейчас чувствует. Она чувствует, будто это не её тело. Иначе почему оно такое деревянное и тяжелое? В её снах она была легкой, ей не нужно было прикладывать усилия, чтобы двигаться туда, куда она хочет. А сейчас она бьется в этом теле, как птица в клетке, не понимая, что творится вокруг неё.
[indent] Она пытается двинуть рукой, у неё получается, но пальцы дрожат, будто она приняла слишком большую дозу алкоголя. Она поднимает пальцы к глазам, рассматривая ладонь, словно разглядывает, точно ли это она. Она так делает только мгновение, сама же пытаясь встать. Плохо получается. Она хочет взять протянутый стакан, но разум будто ватный. И такое чувство, будто тело не совершенно не слушается. Она протягивает руку, сжимает пальцы на стакане, подносит ко рту, пытаясь приподняться, но в итоге какое-то количество воды все же оказывается на её больничной майке и на одеяле.
[indent] Черт.
[indent] Она приподнимается на втором локте, и только тогда осушает стакан до дна, словно воду не пила месяц. Она будто даже забыла вкус воды. А мозг будто забыл самые обычные команды и вспоминает их с трудом. Мозг посылает сигналы к мышцам неохотно, будто сквозь пелену.
[indent] Макс смотрит на сидящего напротив парня и видит на его лице... ничего? Она даже не может понять. Она будто очень долго спала, и от этого ватная голова плохо соображает. Но она знает кто напротив неё. И почему Нейтан Прескотт сидит рядом с ней? И... Она в больнице?
[indent] Макс не помнит почти ничего. Последнее, что она помнит, это как они бежали к общежитию в комнату к Нейтану. Дальше шёл полный провал, пустота, которую она никак не могла заполнить. Может, это и правда все-таки какая-то другая реальность? Иначе зачем Нейтану тут сидеть и смотреть на неё так? Да к тому же давать ей воду. Она ему улыбается. Она не хочет спугивать это мгновение. Может быть, это даже не сон. Но она хочет понять, что происходит.
[indent] Она садится выше, на подушку, чтобы полусидеть и смотреть на юношу напротив. Это странно. До неё даже не сразу доходит смысл не слов. Она, видимо, просто не хочет первые пару минут пропускать их сквозь фильтр сознания. Оно и так повреждено, так теперь ещё и в шоке, что она увидела Неймана сразу после пробуждения. Но это её как-то успокаивало. Да. Она сейчас чувствовала спокойствие в присутствии него. Хотя это и странно. И кажется, что он даже не под кайфом, а в своём уме. Макс робко улыбается ему. Она не знает, как себя вести. Наверное, они так сидят в тишине уже несколько минут. Или просто ей так кажется, а на самом деле на все не телодвижения ушла от силы минута. Она совершенно потерялась во времени. Ирония, правда? Девочка, что повелевает временем, потеряла его чувство.
[indent] - Я... - Она не знает, как начать разговор. Они с Нейтаном когда-нибудь разговаривали просто так? Она когда-нибудь чувствовала себя спокойно и умиротворенно при нем? А не боясь за свою жизнь, - Спасибо, - Она повертела в руках пустой стакан и поставила его на столик рядом с кроватью.
[indent] Макс обводит свою палату глазами, пытаясь хотя бы понять, что с ней произошло. На её пальце пульсоксиметр, данные с которого выводятся на монитор рядом с кроватью. Да и вообще эта палата отличается от той, в которой лежала Кейт, когда Макс к ней приходила. Эта какая-то улучшенная, наверное. Макс не может подобрать слово. Но она явно лучше той, что была у Маршалл. Она снова смотрит на Нейтана. Ей кажется, что без него здесь не обошлось. Она сомневается, что ее родители могут позволить себе снять такую палату для дочери. И ей становится ещё интереснее, что именно с ней произошло и в каком она состоянии поступила в больницу.
[indent] - Нейтан, я, - Она подбирает слова осторожно, она смотрит на его напряженное лицо, и боится сказать что-то не так. Вдруг это все только мимолётное видение и сейчас Прескотт снова станет тем психопатом, что тогда набросился на неё на парковке в их первое «знакомство», - Я не понимаю, что происходит. Почему я в больнице? Я ничего не помню.

+1

5

[indent] Он наблюдает за тем, как Максин с трудом пытается выпить воды, но помогать не торопится. Она определенно справится и без него, Прескотт, по его мнению, итак сделал многое, просто поднеся ей стакан. Нейтан вновь занимает свое место напротив ее кровати и не понимает, какого черта все еще находится здесь. Ему бы позвать медсестру, да свалить поскорее, но отчего-то, смотрит на ее робкую улыбку и не двигается с места. Ей Богу, бежать без оглядки бы следовало, ему ведь еще придется объяснять, какого хрена Колфилд находится в самых лучших больничных «апартаментах». От этой мысли у Прескотта начинает покалывать ступни, он нервничает, потому что знает, что никто из знакомых Макс не смог бы это оплатить. Даже если бы вся ее безумная компашка промышляла проституцией у популярнейшего бара, их максимум был бы в подаренных ромашках, что сейчас стоят на тумбочке и апельсинах, которые Прескотт сожрал еще в свой прошлый визит сюда.
[indent] Нейтан начинает усердно думать. Ему не хочется, чтобы Колфилд подумала, что Прескотт что-то к ней чувствует и это проявление его заботы. Он – эгоист, мудак и наркоман. Он психически неуравновешен и… Парень внезапно понимает, что последнее сойдет за отмазку, если она начнет задавать вопросы.
[indent] Прескотт кивает на ее «спасибо», сосредоточено следит за действиями Макс, а говорить не торопится. На самом деле он даже не знает, что ему сказать. До этого было определенно проще, хотя бы, потому что он был под кайфом. А она еще как назло ничего не помнит и, честно говоря, он сомневается, что сможет ей помочь что-то понять. Потирает переносицу двумя пальцами, покачивая головой:
[indent] - Не уверен, что тебе это поможет, но ты была в коме, - на самом деле он даже не знает, что было указано в медицинской карте Максин. Прескотт просто с перепугу привез ее в больницу, оплатил ей отличную палату, часть лучших лекарств и приходил сюда поболтать.
[indent] Нейт смотрит на монитор, что выводит данные о ее самочувствии и думает, что сейчас все выглядит лучше, чем было. По правде говоря, он совершенно не знаток медицинских терминов. Зато знаток медицинских препаратов, которые можно принимать вместо наркотиков, какими можно заглушить боль, а какие пойдут и на спасение от кашля. Тем не менее, Нейтан уверен что Максин знает куда больше. Почему-то ему кажется, что она и впрямь умнее него. Это злит, верно? А еще как то ненавязчиво болит затылок, который пострадал в один не очень приятный вечер.
[indent] - Ты совсем не помнишь того, что с нами случилось? – даже при своем умении терять память после большого количества выпитого, он все еще удивляется тому, что кто-то может ничего не помнить, - И не помнишь, что хотел сделать Джефферсон? – в голосе слышится легкая зависть, он бы и сам с радостью забыл. – Совсем ничего? – ну, а вдруг? Вдруг она еще забыла и о том, что он мудак?
[indent] - Что ж… - Прескотт не представляет, как будет рассказывать то, что с ними было. Ему хочется донести информацию спокойно и нежно, а с языка срывается матерное, краткое, да в три буквы. Громогласное и на всю палату. То ли от нервов, то ли от того, что снова хочет сделать что-то хорошее для Колфилд.
[indent] - В каком-то смысле ты и твои подружайки меня спасли, не то, чтобы я сам не справился, - не может он так просто сказать, что сдох бы тогда в ближайшей канаве, - а потом случилось что-то вроде приступа с тобой, залила мне кровью из носа всю рубашку. Выглядело пиздец не круто. Пока две идиотки кричали бессвязный бред, а ты теряла сознание, пришлось спасать тебя. В долгу не остался. – Прескотт шмыгает носом и откидывается на спинку стула, расслаблено выдыхает. Что-то утаил? Возможно. Но, она же просто спросила почему находится в больнице, так? Нейтан благородно рассказал.
[indent] - Не знаю, что с тобой тогда происходило. Да и, если ты не забыла, я не работник этой стремной больнички, а еще не твоя лучшая синевласая подруга лесбиянка, которую к слову я здесь ни разу не встречал. – Он говорит это гордо, не стараясь уколоть Макс, а просто убеждаясь в том, что он - молодец, Прайс – кидала. – Еще вопросы?

+1

6

[indent] У Макс в голове какой-то белый шум, что не дает сосредоточиться и связать нормально пары мыслей, выстроить их в нормальное, связное предложение и что-то в принципе обдумать. Она не понимает, что она тут делает, не понимает, как тут оказалась, и, самое главное, почему тут сидит Нейтан Прескотт. Сначала она думала, что он сейчас нападет на нее со шприцем в руках, или же сделает что-то еще. Но нет.
[indent] Почему-то он сидит смирно и не торопится говорить. И это заставляет ее нервничать. Она в принципе постоянно нервничает рядом с ним, и не похоже, что в ее состоянии это пойдет ей на пользу.
[indent] Она смотрит, как его кадык ходит вверх-вниз, пока он что-то пытается сообразить. Это даже немного ее завораживает. Она когда-нибудь видела его таким? Таким растерянным. Видимо, он совершенно не ожидал, что она его услышит. Почему?
[indent] Последнее, что она помнит, это то, как она бежала к общежитию и хотела скорее добраться до комнаты Прескотта. Она ведь не могла дать ему умереть, она же Супер Макс, она же, черт побери, должна всех спасти в этом чертовом городке, что должен был стереть шторм с лица этой планеты. Но они сейчас здесь, и сквозь окна светит солнце. Наверное, у Рейчел и Хлои получилось, наверное, они это все остановили. Или же она находится где-то в совершенно другом городе.
[indent] Но она не помнит, как происходило то, что говорит Нейтан. Она не помнит, что спасала его, не помнит, что вообще оказалась где-то в его комнате. Не помнит, как заливала его рубашку кровью, как он говорит. Черт, наверное, он теперь выставит ей счет за химчистку, мол, сама виновата, нечего пачкать своей кровью простаков мою футболку за пару сотен баксов. Или же нет, кто его знает. Он ее вообще удивляет на данный момент. А особенно ее брови немного приподнимаются вверх, когда он говорит, что принес ее сюда. Она что, снова ударила его по голове? Такого она точно не ожидала от самого принца Аркадии Бэй.
[indent] - И как долго я... - Она не хочет произносить это слово. Оно означает, что она доигралась в Бога и все же не выдержала всего этого. Что все же она слабее, - Как долго я спала?
[indent] Перед ним она точно не хочет показывать слабость, не хочет говорить, что у нее все еще кружится голова и вообще она себя чувствует, будто по ней проехался поезд. Она не хочет, чтобы он видел ее в каком-то компрометирующим свете. Или он все же не так плох? Все е тот свет, который, как она надеется, в нем есть, немного пробивается наружу? Хотя, то, что она в одной из самых лучших палат этой больницы, говорит само за себя. Но чего еще можно ожидать от Нейтана, да и чего в принципе можно ожидать от Прескоттов? Ей становится совестно, что она выглядит жалкой в его глазах. Потому что потом он может использовать это против нее. Чертов Нейтан Прескотт.
[indent] - Хлоя, - Она думает про то, как сейчас чувствует себя ее подруга. Она все же смогла снова предотвратить ее убийство, и на этот раз даже не от рук Прескотта, - Наверное, она занята Рейчел? Ведь Эмбер вернулась, насколько я помню, - Макс не признает, что это она помогла Эмбер восстать из мертвых. Такое вообще никому не нужно знать.
[indent] Она садится повыше, чтобы видеть его силуэт полностью, а не только скосив глаза куда-то влево и вниз. Так ей становится хотя бы спокойнее. Доверяет ли она ему? Нет. Хочет ли? Безусловно. Это же Макс, что хочет видеть в людях добро. Уж такова ее натура. Слишком уж сильно она надеется, что в людях есть и светлая сторона, и что можно кого-то вытащить на нее из всего того дерьма, в котором этот самый человек погряз. Про Нейтана ли это? Безусловно.
[indent] - А как же занятия в академии? - Она спрашивает, чтобы поговорить просто ни о чем. Хотя тут же начинает кашлять, да так, что, кажется, сейчас выплюнет легкие. В горле снова пересыхает, но она не станет просить его о помощи. Черт, она сейчас слишком беспомощна перед ним. Она сейчас слишком жалкая. Остается только надеяться, что он не станет ее в этом обвинять.
[indent] Она откидывается на кровати, тяжело дыша. Да, наверное, она провела все же слишком долго в состоянии анабиоза. Теперь слишком сложно сразу же прийти в форму. И как иронично, что первым, кто ее увидел в таком состоянии, был именно Нейтан Прескотт. Она считает, что он сейчас должен встать и уйти, ничего не объясняя. Просто уйти, а ее просто переведут в самую обычную палату интенсивной терапии, не какую-то навороченную и, самое главное, отдельную.
[indent] Но он здесь.
[indent] И он почему-то не уходит.

Отредактировано Maxine Caulfield (2018-11-10 00:49:06)

+1


Вы здесь » anticross » Фандом » You've got me nervous to speak